Маркер рака предстательной железы

Простатоспецифический антиген, или ПСА, — белок, который вырабатывает эпителий простаты. Это вещество необходимо для разжижения эякулята, по протокам желез оно попадает в уретру. В очень небольшом количестве простатоспецифический антиген в норме содержится в крови. Повышение этого показателя может являться симптомом злокачественных новообразований простаты.

Анализ на онкомаркер ПСА назначают при:

  • подозрении на рак простаты после других инструментальных исследований,
  • наблюдении за течением болезни и эффективностью проводимой терапии,
  • обследовании для исключения риска рецидивов онкологического заболевания,
  • профилактическом обследовании мужчин старше 40 лет.

Для изучения берут венозную кровь. Сдавать биоматериал рекомендовано натощак, с момента последнего приема пищи должно пройти не менее 8 часов. За 5-7 дней до диагностики следует воздержаться от половых контактов. Исследование лучше проходить до осмотра уролога или через 10-14 дней после него.

Референсные значения анализа на онкомаркер ПСА зависят от возраста пациента. Точно интерпретировать результаты и поставить диагноз может только врач. Полученные данные нельзя использовать для самодиагностики и самолечения.

Показатель

Характеристика

Материал

Правила подготовки пациента

Стандартные, см. раздел № 15
*Лаборатория «Синэво Украина» рекомендует сдачу данного анализа не ранее чем через 3 дня после проведения урологических манипуляций, в том числе и после ректального мануального обследования, после биопсии — через 3 недели. Воздержаться от эякуляции в течение 48 часов

Транспортная среда, пробирка

Вакутайнер с/без антикоагулянта с/без гелевой фазы

Правила и условия транспортировки, стабильность пробы

Стандартные, см. раздел № 17

Метод тестирования

Иммунохимический с электрохемилюминесцентной детекцией (ECLIA)

Анализатор и тест-система

Cobas 6000; Roche Diagnostics (Швейцария)

Референтные значения
1030 Простат-специфический антиген общий, ПСА общ, нг/мл
Мужчины: до 40 лет: до 1,4. 40-50 лет: до 2,0. 50-60 лет: до 3,1. 60-70 лет: до 4,1. Старше 70 лет: до 4,4.
Процентное содержание свободного ПСА выражается как отношение свободного ПСА к общему ПСА, выраженное в процентах (%). Обязательно эти два теста проводятся с одной и той же пробирки в одном биологическом материале. Расчет абсолютных значений проводится автоматизировано с использованием математических формул.
1099 Пакет № 7 (ПСА: ПСА св., ПСА общ.) (Простат-специфический антиген общий (ПСА), Простат-специфический антиген свободный (ПСА св.), Отношение ПСА свободного к ПСА общему)
Референтные значения, %:
(Свободный ПСА/общий ПСА)*100%
% свободного ПСА > 25%

Рак предстательной железы развивается из железистой ткани простаты. Его частота возрастает среди мужчин, достигших сорокалетнего возраста. После пятидесяти лет рак простаты выявляется у каждого седьмого мужчины. Онкомаркер простаты является специфическим белком, по уровню которого можно судить о состоянии предстательной железы.

Причины и симптомы рака предстательной железы

Предстательная железа или же простата представляет собой орган, имеющий форму каштана. Она охватывает начальный отдел уретры. Основная функция железы – синтез семенной жидкости и участие в акте семяизвержения. Простата также влияет на способность мужчины удерживать мочу.

Существует много предположений о происхождении рака предстательной железы. Важную роль в патогенезе заболевания играет мужской половой гормон тестостерон, который вырабатывается яичками. Вероятность развития рака простаты и уровень злокачественности опухоли напрямую зависят от концентрации этого гормона в крови мужчины.

Рак предстательной железы развивается под воздействием таких факторов риска:

• отягощенной наследственности (близкие родственники пациента болели раком простаты);

• имеющейся прогрессирующей аденомы простаты;

• работы с кадмием (типографические и сварочные работы, производство резины);

• неправильной диеты (употребление в пищу большого количества животных жиров и недостаточного количества клетчатки).

Что же происходит с железой? Рак предстательной железы отличается медленным, но злокачественным течением. Опухоль растет на протяжении продолжительного времени. С момента метаплазии железистого эпителия и появления в простате опухоли микроскопических размеров до развития последней стадии рака проходит десять или пятнадцать лет.

Однако рак предстательной железы склонен к раннему метастазированию. Раковые клетки разносятся по организму по лимфатическим сосудам. Метастазы находят в лимфатических узлах, костях таза, бедер, позвоночника, в легких, печени и надпочечниках. Опухолевые маркеры будут повышены.

В большинстве случаев рак предстательной железы вначале заболевания протекает бессимптомно. Пациентов беспокоит боль в промежности, учащенное мочеиспускание, дизурические расстройства. Но такие же явления имеют место и при аденоме предстательной железы, поэтому мужчины в большинстве своем не обращают на это никакого внимания. Тревогу вызывает появление крови в моче. Использование онкомаркеров при данных симптомах вполне оправдано.

Далее мужчины репродуктивного возраста отмечают проблемы с семяизвержением и явлением эректильной дисфункции. В дальнейшем возникает хроническая или же острая задержка мочи, присоединяются симптомы раковой интоксикации: беспричинная слабость, повышенная утомляемость, потеря в весе, бледность. Кожа приобретает землистый оттенок. Определение концентрации онкомаркера помогает в диагностике заболевания.

Методы диагностики рака предстательной железы

Сегодня в арсенале врачей имеется много методов, позволяющих поставить правильный диагноз при раке предстательной железы на ранних стадиях опухолевого процесса. Прежде всего, врач обследует предстательную железу через прямую кишку. Пальцевое ректальное обследование простаты позволяет обнаружить увеличение железы. При наличии рака предстательной железы простата будет плотной, бугристой. Железа болезненна при пальпации.

Такие симптомы говорят о том, что мы имеем дело с запущенным раком предстательной железы. Поэтому, если даже врач не нашел опухолевидного образования простаты, он обязательно должен выписать направление на онкомаркер. ПСА является органоспецифическим опухолевым маркером.

Для диагностики рака предстательной железы применяются и такие методы инструментального исследования:

• трансректальная ультрасонография (ультразвуковое исследование простаты с применением ректального датчика);

• рентгенография костей и их сканирование с применением радиоактивного изотопа.

На сегодняшний день для ранней диагностики рака предстательной железы используется онкомаркер простата-специфичный антиген (ПСА). Это наиболее эффективный опухолевый маркер рака простаты. Анализ на уровень простатического специфического антигена позволяет выявить рак предстательной железы. Его граничная норма составляет 4 нг/мл. Если у мужчины выявили повышение ПСА до 10 нг/мл, то вероятность рака простаты у этого пациента достигает двадцати пяти процентов. Если концентрация ПСА находится на отметке 10 нг/мл и выше, то вероятность того, что имеет место рак простаты, возрастает до семидесяти пяти процентов.

Неинвазивные способы серологической диагностики предполагают расчет нескольких показателей ПСА:

1. Его плотности: при отсутствии узловых новообразований уровень общего ПСА находится в пределах двадцати нанограмм в одном миллилитре и плотность находится в диапазоне от 0,13 до 0,15 нг/мл на 1 см. Это свидетельствует о том, что опухоль доброкачественная.

2. Скорость возрастания уровня ПСА: концентрация общего ПСА не должна возрастать быть более чем на 0,751,36 нг/мл в год.

3. Пропорция свободного и общего ПСА: доля связанного ПСА значительно увеличивается, а доля свободного ПСА существенно снижается у пациентов с раком предстательной железы.

Сегодня урологи рекомендуют всем мужчинам после пятидесяти лет ежегодно проходить ректальное обследование и определять уровень онкомаркера ПСА. Если же мужчина находится в группе риска рака простаты (его кровные родственники болели раком предстательной железы), то ему рекомендуется проводить скрининг онкомаркером уже после сорока лет. Если исследованием будет установлено, что уровень ПСА менее одного микрограмма в литре, то следующий анализ можно сдать в сорокапятилетнем возрасте.

Если концентрация онкомаркера ПСА находится в диапазоне от одного до двух с половиной микрограмм в одном литре, то обследоваться следует ежегодно. Если же анализ выявил уровень ПСА, превышающий или равный 2,5 мкг/л, то мужчине следует проводить дальнейшие исследования, включающие и биопсию ткани железы.

Повышенная концентрация в крови простатоспецифического онкомаркера не говорит о том, что это стопроцентно злокачественная опухоль. Дело в том, что уровень ПСА повышается и при аденоме предстательной железы. Для того чтобы провести дифференциальную диагностику злокачественной и доброкачественной опухоли простаты, пациентам, у которых онкомаркер ПСА находится в диапазоне от 4до 10 мкг/л, определяется доля свободного ПСА.

Это значительно увеличивает специфичность исследования для рака предстательной железы. Обычно границей нормальных показателей для соотношения свободный и общий ПСА считается пятнадцать процентов.

Как подготовиться к сдаче анализа ПСА? Каждый пациент должен осознать, что от подготовки зависит правильность показателей, а значит и верность диагноза. Поэтому пациентам, которые готовятся исследовать онкомаркер ПСА, следует придерживаться таких правил:

• воздержаться от эякуляции на протяжении не менее двух суток перед сдачей анализа.

• исследование можно проводить не раньше, чем спустя трое суток после массажа предстательной железы;

• исследовать уровень онкомаркера ПСА можно спустя шесть месяцев после трансуретральной резекции;

• анализ онкомаркера ПСА можно проводить спустя семь дней после ТРУЗИ;

• перерыв между биопсией простаты и исследованием ПСА должен быть менее шести недель.

Для исследования из кубитальной вены берется кровь. Анализ сдают натощак, а накануне сдачи его пациенту рекомендуется воздержаться от приема спиртных напитков, жирной, острой и жареной пищи. Лучше кровь сдать с утра. Перед сдачей крови пациенту должен быть обеспечен полный физический и психологический покой. В течение двух часов ему следует также воздержаться от табакокурения.

Если вы столкнулись с проблемой рака предстательной железы, обратитесь к урологу. Вам будет необходимо пройти всестороннее обследование, которое включает определение уровня онкомаркера ПСА. Если рак будет подтвержден, то раннее обращение является гарантией успешного лечения заболевания.

Рутинное измерение уровня простатспецифического антигена (ПСА) привело к увеличению количества выполняемых биопсий предстательной железы (ПЖ). Снижение порога возрастных норм ПСА привело, в свою очередь, к увеличению числа «ненужных» биопсий ПЖ (к гипердиагностике клинически незначимого рака ПЖ (РПЖ)). В настоящее время только у 35 % пациентов с уровнем общего ПСА 4–10 нг/мл удается при биопсии выявлять РПЖ, а у 20–25 % мужчин имеет место «ПСА-негативный» РПЖ. Очевидно, что ПСА как самостоятельный маркер исчерпал свои диагностические возможности. Описанные в новейшей литературе новые онкомаркеры РПЖ, несомненно, заслуживают пристального внимания и изучения. Наиболее перспективным биомаркером из всего многообразия является РСА3.

РСА3 является лучшим предиктором РПЖ при выполнении первичной либо повторной биопсии ПЖ по сравнению с общим ПСА или другими его производными. Некоторые публикации показали возможность использования индекса РСА3 при планировании пер-вичной либо повторной биопсии ПЖ, с построением номограмм рисков, в комплексе с другими индивидуальными показателями обследования пациента, в том числе с другими новейшими биомаркерами РПЖ. Применение РСА3 в повседневной практике может способствовать увеличению специфичности диагностики РПЖ и уменьшить количество «ненужных» биопсий ПЖ.

1. Состояние онкологической помощи на-селению России в 2011 г. Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой М., 2012. С. 17–29.

2. Babaian R. J., Mettlin C, Kane R. The relationship of prostate-specific antigen to digital rectal examination and transrectal ultrasonography: findings of the American Cancer Society National Prostate Cancer Detection Project. Cancer 1992;69:1195–200.

3. Cooner W. H., Mosley B. R., Ruterford CL. et al. Prostate cancer detection in a clinical urological practice by ultrasonography, digital rectal examination and prostate specific antigen. J Urol 1990;143(6):1146–52.

4. Лоран О. Б., Пушкарь Д. Ю., Степанов В. П., Крохотина Л. В. Дифференциальная диаг-ностика опухолей предстательной железы с помощью определения уровня простат-специфического антигена сыворотки кро-ви. М., 2000.

5. Лоран О. Б., Пушкарь Д. Ю., Франк Г. А. Простатспецифический антиген и морфо-логическая характеристика рака предста-тельной железы: Руководство для врачей. М.: МЕД-пресс, 1999.

6. Bangma C. N., Kranse R., Blijenberg B. G., Schroder F. H. The free-to-total serum prostate specific antigen ratio for staging prostatic carcinoma. J Urol 1997;157(Suppl 2): 544–7.

7. Catalona W. J. Clinical utility of measurements of free and total prostate-specific antigen (PSA). Prostate 1996; Suppl 7:64–9.

8. Seamen E., Whang M. Prostate-specific antigen density (PSAD): pole in patient evaluation and management. Urol Clin North Am 1993;20:653.

9. Cuvillier O., Malavaud B. Biomarkers of aggressiveness in prostate cancer. Prostate cancer – diagnostic and therapeutic advances. November – 2011; р. 3–20.

10. Bussemakers M. J., van Bokhoven A., Verhaegh G. W. et al. DD3: a new prostate-specific gene, highly overexpressed in prostate cancer. Cancer Res 1999;59(23):5975–9.

11. Day J. R., Jost M., Reynolds M. A. et al. PCA3: from basic molecular science to the clinical lab. Cancer Lett 2011;301:1–6.

12. Bourdoumis A., Papatsoris A. G., Chrisofos M. et al. The novel prostate cancer antigen 3 (PCA3) biomarker. Int Braz J Urol 2010;36(6):665–8.

Читайте также:  Вильпрафен цена 500 мг инструкция по применению

13. de Kok J. B., Verhaegh G. W., Roelofs R. W. et al. DD3 (PCA3), a very sensitive and specific marker to detect prostate tumors. Cancer Res 2002;62(9):2695–8.

14. Fradet Y., Saad F., Aprikian A. et al. uPM3, a new molecular urine test for the detection of prostate cancer. Urology 2004; 64(2):311–5.

15. Tinzl M., Marberger M., Horvath S., Chypre C. DD3 PCA3 RNA analysis in urine – a new perspective for detecting prostate cancer. Eur Urol 2004;46(2):182–6.

16. Deras I. L., Aubin S. M., Blase A. et al. PCA3: a molecular urine assay for predicting prostate biopsy outcome. J Urol 2008;179(4):1587–92.

17. Groskopf J., Aubin S. M., Deras I. L. et al. APTIMA PCA3 molecular urine test: development of a method to aid in the diagnosis of prostate cancer. Clin Chem 2006;52(6):1089–95.

18. Haese A., de la Taille A., van Poppel H. et al. Clinical utility of the PCA3 urine assay in European men scheduled for repeat biopsy. Eur Urol 2008;54(5):1081–8.

19. Leonard S. Marks and David G. Bostwick Prostate Cancer Specificity of PCA3 Gene Testing: Examples from Clinical Practice. Rev Urol 2008;10(3):175–81.

20. Van Gils M. P., Hessels D., van Hooij O. et al. The time-resolved fluorescence-based PCA3 test on urinary sediments after digital rectal examination; a Dutch multicenter validation of the diagnostic performance. Clin Cancer Res 2007;13(3):939–43.

21. Hessels D., Schalken J. A. The use of PCA3 in the diagnosis of prostate cancer. Nat Rev Urol 2009;6(5):255–61.

22. de la Taille A., Irani J., Graefen M. et al. Clinical evaluation of the PCA3 assay in guiding initial biopsy decisions. J Urol 2011;185(6):2119–25.

23. Hessels D., Klein Gunnewiek J. M., Oort I. et al. DD3 (PCA3)-based molecular urine analysis for the diagnosis of prostate cancer. Eur Urol 2003;44(1):8–15.

24. Ankerst D. P., Groskopf J., Day J. R. et al. Predicting prostate cancer risk through incorporation of prostate cancer gene 3. J Urol 2008;180:1303–8.

25. Chun F. K., de la Taille A., van Poppel H. et al. Prostate cancer gene 3 (PCA3): Development and internal validation of a novel biopsy nomogram. Eur Urol 2009;56:659–68.

26. van Gils M. P., Hessels D., Hulsbergen-van de Kaa C. A. et al. Detailed analysis of histopathological parameters in radical prostatectomy specimens and PCA3 urine test results. Prostate 2008;68:1215–22

27. Nakanishi H., Groskopf J., Fritsche H. A. et al. PCA3 molecular urine assay correlates with prostate cancer tumor volume: implication in selecting candidates for active surveillance. J Urol 2008;179:1804–9.

28. van Poppel H., Haese A., Graefen M. et al. The relationship between Prostate CAncer gene 3 (PCA3) and prostate cancer significance. BJU Int 2012;109(3):360–6.

29. Auprich M., Chun F. K., Ward J. F. et al. Critical assessment of preoperative urinary prostate cancer antigen 3 on the accuracy of prostate cancer staging. Eur Urol 2011;59: 96–105.

30. Hessels D., van Gils M. P., van Hooij O. et al. Predicitve value of PCA3 in urinary sediments in determining clinico-pathological characteristics of prostate cancer. Prostate 2010;70:10–6.

31. Ploussard G., Durand X., Xylinas E. et al. Prostate cancer antigen 3 score accurately predicts tumour volume and might help in selecting prostate cancer patients for active surveillance. Eur Urol 2011;59:422–9.

32. Pepe P., Fraggetta F., Galia A., Aragona F. Is PCA3 score useful in preoperative staging of a single microfocus of prostate cancer diagnosed at saturation biopsy? Urol Int 2012;89(2):143–7.

33. Whitman E. J., Groskopf J., Ali A. et al. PCA3 score before radical prostatectomy predicts extracapsular extension and tumor volume. J Urol 2008;180:1975–8.

34. Тosoian J. J., Loeb S., Kettermann A. et al. Accuracy of PCA3 measurement in predicting short-term biopsy progression in an active surveillance program. J Urol 2010;183:534–8.

35. Crawford E. D., Rove K. O., Trabulsi E. J. et al. Diagnostic performance of PCA3 to detect prostate cancer in men with increased prostate specific antigen: A prospective study of 1,962 cases. J Urol 2012;188:1726–31.

36. Ochiai A., Okihara K., Kamoi K. et al. Prostate cancer gene 3 urine assay for prostate cancer in Japanese men undergoing prostate biopsy. Int J Urol 2011;18:200–5. 37. Salagierski M., Mulders P., Schalken J. A. Predicting prostate biopsy outcome using a PCA3-based nomogram in a Polish cohort. Anticancer Res 2013;33:553–7.

37. Auprich M., Haese A., Walz J. et al. External validation of urinary PCA3-based nomograms to individually predict prostate biopsy outcome. Eur Urol 2010;8:727–32.

38. Wu A. K., Reese A. C., Cooperberg M. R. et al. Utility of PCA3 in patients undergoing repeat biopsy for prostate cancer. Prostate Cancer Prostatic Dis 2012;15:100–5.

39. Hansen J., Auprich M., Ahyai S. A. et al. Initial prostate biopsy: Development and internal validation of a biopsy-specific nomogram based on the prostate cancer antigen 3 assay. Eur Urol 2013;63:201–9.

40. Ruffion A., Devonec M., Champetier D. et al. PCA3 and PCA3-based nomograms improve diagnostic accuracy in patients undergoing first prostate biopsy. Int J Mol Sci 2013;14(9):17767–80.

41. Galasso F., Giannella R., Bruni P. еt al. PCA3: a new tool to diagnose prostate cancer (PCa) and a guidance in biopsy decisions. Preliminary report of the UrOP study. Arch Ital Urol Androl 2010;82(1):5–9.

42. Gittelman M. C., Hertzman B., Bailen J. еt al. PCA3 molecular urine test as a predictor of repeat prostate biopsy outcome in men with previous negative biopsies: a prospective multicenter clinical study. J Urol 2013;190(1):64–9.

43. Pepe P., Aragona F. PCA3 score vs PSA free/total accuracy in prostate cancer diagnosis at repeat saturation biopsy. Anticancer Res 2011;31(12):4445–9.

44. Кишкун А. А. Клиническая лаборатор-ная диагностика: учебное пособие. М., 2010. С. 32–33.

45. De Koning H. J., Essink-Bot M. L., Schroder F. H. Screening for prostate cancer. In: Prostate cancer. Clinical and scientific aspects – bridging the gap. P. D. Abel, E.-N. Lafani (eds.). London, United Kingdom: Imperial College Press, 2003. P. 683–708.

46. Roddam A. W., Hamdy F. C., Allen N. E., Price C. P. The impact of reducing the prostate-specific antigen threshold and including isoform reflex tests on the performance characteristics of a prostate-cancer detection programme. BJU Int 2007;100:514–7.

47. Leitenberger A., Altwein J. E. Efficacy and discriminative ability of prostate-specific antigen as a tumor marker. Eur Urol 1990;17(1):12–6.

48. Mettlin C., Lee F., Drago J., Murphy G. P. The American Cancer Society National Prostate Cancer Detection Project. Findings on the detection of early prostate cancer in 2425 men. Cancer 1991;67(12):2949–58.

49. Teillac P., Bron J., Tobolski F. et al. Detection of cancer of the prostate. A study of 600 cases. Ann Urol (Paris) 1990;24(1):37–41.

50. Schilling D., Hennenlotter J., Munz M. et al. Interpretation of the prostate cancer gene 3 in reference to the individual clinical background: implications for daily practice. Urol Int 2010;85(2):159–65.

51. Hammerer P., Huland H. Systemic sextant biopsies in 651 patients referred for prostate evaluation. J Urol 1994;151:99–102.

52. Hodge K. K., McNeal J. E., Terris M. K. et al. Random systematic versus directed ultrasound guided transrectal core biopsies of the prostate. J Urol 1989;142:71–5.

53. Livene M. A., Ittman M., Melamed J. et al. Two consecutive sets of transrectal ultrasound guided sextant biopsies of the prostate on predicting Gleason score of prostate cancer. J Urol 1998;159:471–6.

54. Svetec D., McCabe K., Peretsman S. et al. Prostate rebiopsy is a poor surrogate of treat-ment efficacy in localized prostate cancer. J Urol 1998;159:1606–8.

55. Говоров А. В. Оптимизация трансрек-тальной биопсии простаты в диагностике рака предстательной железы. Автореф. дис. . канд. мед. наук. М., 2002.

56. Guichard G., Larrй S., Gallina A. et al. Extended 21-sample needle biopsy protocol for diagnosis of prostate cancer in 1000 consecutive patients. Eur Urol 2007;52:430–5.

57. Applewhite J. C., Matlaga B. R., McCullough D. L. Results of the 5 region prostate biopsy method: the repeat biopsy population. J Urol 2002;168:500–3.

58. Djavan B., Ravery V., Zlotta A. et al. Prospective evaluation of prostate cancer detected on biopsies 1, 2, 3 and 4: when should we stop? J Urol 2001;166:1679–83.

59. Marks L. S., Fradet Y., Deras I. L. et al. PCA3 molecular urine assay for prostate cancer in men undergoing repeat biopsy. Urology 2007;69:532–5.

60. Aubin S. M., Reid J., Sarno M. J. et al. PCA3 molecular urine test for predicting repeat prostate biopsy outcome in populations at risk: validation in the placebo arm of the dutasteride REDUCE trial. J Urol 2010;184:1947–52.62. Adam A., Engelbrecht M. J., Bornman M. S. et al. The role of the PCA3 assay in predicting prostate biopsy outcome in a South African setting. BJU Int 2011;108:1728–33.

61. Clarke R. A., Zhao Z., Guo A. Y. et al. New genomic structure for prostate cancer specific gene PCA3 within BMCC1: implications for prostate cancer detection and progression. PLoS One 2009;4(3):4995.

62. Laxman B., Morris D. S., Yu J. et al. A first-generation multiplex biomarker analysis of urine for the early detection of prostate cancer. Cancer Res 2008;68:645–9.

63. Ouyang B., Bracken B., Burke B. et al. A duplex quantitative polymerase chain reaction assay based on quantification of alpha-methylacyl-CoA racemase transcripts and prostate cancer antigen 3 in urine sediments improved diagnostic accuracy for prostate cancer. J Urol 2009;181:2508–13.

64. Stephan C., Jung K., Semjonow A. et al. Comparative assessment of urinary prostate cancer antigen 3 and TMPRSS2:ERG gene fusion with the serum [-2]proprostate-specific antigen-based prostate health index for detection of prostate cancer. Clin Chem 2013;59(1):280–8.

65. Robert G., Jannink S., Smit F. et al. Rational basis for the combination of PCA3 and TMPRSS2:ERG gene fusion for prostate cancer diagnosis. Prostate 2013;73(2):113–20.

Для цитирования: Сидоренков А. В., Пушкарь Д. Ю. РСА3 – ИСТИННЫЙ ОНКОМАРКЕР РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ). Онкоурология. 2014;10(2):70-77. https://doi. org/10.17650/1726-9776-2014-10-2-70-77

For citation: Sidorenkov A. V., Pushkar D. Y. PCA3 IS A TRUE ONCOMARKER OF PROSTATE CANCER: A REVIEW OF LITERATURE. Cancer Urology. 2014;10(2):70-77. (In Russ.) https://doi. org/10.17650/1726-9776-2014-10-2-70-77

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Рак предстательной железы – самая распространенная злокачественная опухоль мочеполовой системы у мужчин. Как показывает статистика, это заболевание находится на втором месте среди онкологических патологий, являющихся причиной смерти мужчин старше 50 лет.

Как и практически любая злокачественная опухоль, рак простаты очень сложно заподозрить на ранних стадиях. Пациента не беспокоят никакие симптомы. Большинство мужчин является на прием к врачу уже тогда, когда опухоль находится в запущенном состоянии, лечение отнимает больше сил и времени, а прогнозы все хуже.

Единственный способ вовремя выявить злокачественную опухоль предстательной железы – регулярное прохождение скринингового обследования. Диагностика рака простаты включает определение специфического онкомаркера в крови — ПСА, при повышение которого выполняется биопсия простаты. Клиника урологии МГМСУ проводит всестороннее обследование мужчин, у которых имеется подозрение на заболевание, а также ежегодный скрининг всех мужчин, начиная с 50 лет.

Своевременная качественная диагностика рака предстательной железы – это раннее эффективное лечение и более благоприятный прогноз.

Исследование простатического специфического антигена

ПСА (простат-специфический антиген) – это вещество, которое в норме вырабатывается в небольшом количестве клетками предстательной железы здорового мужчины. Если уровень ПСА в крови сильно увеличивается, то это может свидетельствовать о злокачественной опухоли простаты.

В норме с возрастом происходит повышение содержания простатического специфического антигена в крови:

Норма содержания ПСА

Однако уровень ПСА при раке простаты не является однозначным показателем, по которому можно точно поставить диагноз. Например, содержание этого онкомаркера в крови может увеличиваться при доброкачественной гиперплазии (аденоме), простатите (воспалительном поражении простаты). Анализ крови на маркер рака простаты указывает лишь на вероятность наличия злокачественного новообразования:

Читайте также:  Детонатор отзывы жвачка

Поэтому для подтверждения заболевания нужно провести другие исследования.

Точность определения ПСА при раке предстательной железы зависит еще и от оснащения лаборатории, в которой проводится исследование. Современное оборудование, которое используется в Клинике урологии МГМСУ, позволяет получить достоверный результат.

Биопсия является единственным методом, позволяющим диагностировать рак простаты достоверно.

Во время биопсии осуществляется забор небольшого фрагмента ткани предстательной железы. Его отправляют в лабораторию, где ткань изучают под микроскопом, выявляют злокачественные клетки, определяют их количество.

При диагностике рака предстательной железы биопсия обладает высокой точностью. Но при небольших размерах опухоли может быть получен ложноотрицательный результат. Поэтому врач всегда ориентируется и на данные, полученные после проведения других исследований.

Чаще всего биопсия простаты проводится под контролем УЗИ. Врач осуществляет местную анестезию и вводит в прямую кишку пациента ультразвуковой датчик. Через специальный канал в датчике вводят иглу для биопсии. Во время быстрого короткого укола игла погружается в предстательную железу и внутри нее остается фрагмент ткани («столбик»). Его отправляют в лабораторию.

Чем больше «столбиков» будет получено, тем точнее будет результат. Обычно врач берет фрагменты ткани железы из 12 разных мест. Процедура практически безболезненна.

До и после биопсии пациенту назначают антибиотики для предотвращения инфицирования мест проколов. В течение последующих нескольких дней у пациента могут наблюдаться небольшие примеси крови в кале, моче, сперме.

УЗИ предстательной железы помогает определить ее размеры и конфигурацию.

Процедура выполняется двумя способами:

УЗИ предстательной железы трансабдоминально. Напоминает любое стандартное ультразвуковое исследование органов живота или таза. Врач укладывает пациента на кушетку, смазывает его кожу специальным гелем и помещает на нее датчик. При трансабдоминальном исследовании из-за расположения органа рак простаты на УЗИ визуализируется не очень хорошо. Невозможно полноценно оценить размеры, распространенность опухоли. Исследование носит скорее ориентировочный характер.

УЗИ предстательной железы трансректально (ТРУЗИ предстательной железы). Для этого исследования используют специальный датчик, который вводят через прямую кишку. Он имеет небольшой диаметр (1,5–2 см), поэтому манипуляция не доставляет мужчине сильного дискомфорта. Трансректальное УЗИ простаты является более информативным по сравнению с трансабдоминальным исследованием, так как простата находится очень близко к передней стенке прямой кишки.

Чаще всего врач сначала выполняет трансабдоминальное исследование, а затем ТРУЗИ простаты. Одновременно с обычным УЗИ можно применить доплерографию и дуплексное сканирование – эти ультразвуковые методики позволяют оценить состояние кровотока в самом органе и в опухоли.

Фокус ацинарной аденокарциномы простаты Глисон 3+3. Окраска ГЭ

Фокус ацинарной аденокарциномы простаты Глисон 3+3 Окраска ИГХ AMACR

Фокус ацинарной аденокарциномы простаты Глисон 3+3. Окраска ИГХ Cytokeratin HMW

Нервные волокна в парапростатической ткани и капсуле простаты ИГХ окраска S100

Парасимпатические нервные волокна в парапростатической ткани Окраска ИГХ Nitric oxide

Симпатические нервные волокна в парапростатической ткани окраска ИГХ Tyrosine hydroxylase

1. Альфа-фетопротеин (АФП).

В гинекологии один из основных маркёров состояния плода при мониторинге беременности. В онкологии — маркёр первичного рака печени.
АФП как опухолевый маркер был впервые определен Татариновым. В результате дальнейших исследований повышение концентраций АФП было подтверждено при первичной гепатокарциноме, а затем и при других злокачественных заболеваниях, в первую очередь при несеминомной карциноме яичка. Выявление повышенных уровней АФП при несеминомной карциноме яичка значительно облегчает дифференциальный диагноз опухолей половых клеток, поскольку наличие чистой семиномы не связано с повышением концентрации АФП.
Повышенные уровни АФП также наблюдаются при атаксии-телеангиэкстазии, наследственной тирозинемии, гипербилирубинемии новорожденных, остром и хроническом гепатите, циррозе и других злокачественных заболеваниях.

2. Простатический специфический антиген общий (общий ПСА).

Белок, специфичный для ткани предстательной железы, используемый в качестве опухолевого маркёра для диагностики рака простаты, оценки эффективности терапии при раке простаты, для контроля состояния организма после радикальной простатэктомии. Концентрация ПСА в сыворотке еще может повышаться при доброкачественной гипертрофии предстательной железы или воспалительных состояниях простаты, а также окружающих тканей. Обычно ПСА не повышен у практически здоровых мужчин или мужчин с непростатической карциномой.
Содержание общего ПСА в норме увеличивается с возрастом, однако, не должно превышать 4 нг/мл. Любое механическое раздражение железы может привести к значительному росту концентрации ПСА в сыворотке.
До проведения биопсии определение повышенной концентрация ПСА в сыворотке позволяет лишь предположить о наличии рака простаты. Значение ПСА выше 30 нг/мл, как правило, свидетельствует о наличии злокачественного новообразования. У больных с выраженным раком простаты и метастазами отмечена концентрация 1000 нг/мл и выше.
В сыворотке крови простатспецифический антиген содержится в двух формах — свободной и связанной с различными антипротеазами. Свободная и связанная фракции составляют общий ПСА.

3. Простатический специфический антиген свободный (свободный ПСА).

Это онкомаркер, помогающий в дифференциальной диагностике рака и аденомы предстательной железы (доброкачественной гиперплазии простаты). Обычно используют процентное выражение содержания свободного ПСА по отношению к общему:
(свободный ПСА / общий ПСА) х 100.
Обычно при раке предстательной железы содержание свободного ПСА меньше, чем при аденоме простаты. Поэтому данный маркер имеет большое диагностическое значение, особенно, когда концентрация общего ПСА находится в «серой» зоне (между 4 и 10 нг/мл).
При доброкачественной гиперплазии простаты соотношение свободной фракции и общего простатспецифического антигена составляет более 15%.
Уровень свободного и общего ПСА увеличивается с возрастом, но процентное содержание свободного ПСА уменьшается. Существуют специальные программы (ANNs) для проведения дифференциальной диагностики рака и аденомы предстательной железы, учитывающие множество факторов.

4. Раково-эмбриональный антиген (РЭА).

У клинически здоровых людей в возрасте от 20 до 65 лет уровень РЭА в крови колеблется от 0 до 5 нг/мл.
Более высокий уровень РЭА в сыворотке крови отмечается у 73% больных раком толстой кишки, 92% больных раком поджелудочной железы, 57% больных раком печени, 72% больных раком легких, 52% больных раком молочной железы, 53% больных раком матки и 36% больных раком яичников.
Серийные измерения могут использоваться при мониторинге пациентов для оценки прогрессирования, регрессии или рецидива после лечения по поводу рака. Стойкое повышение РЭА после медикаментозного или хирургического лечения свидетельствует о наличии резидуальной опухоли или рецидиве, а снижение концентраций до нормального диапазона говорит об успешном лечении. РЭА также повышается в сыворотке пациентов с незлокачественными заболеваниями и у тяжелых курильщиков, поэтому РЭА нельзя использовать для диагностики рака или скрининга бессимптомных пациентов.

Антиген CA 15-3 является наиболее известным маркером рака молочной железы, используется в комплексе диагностики рака молочной железы и эффективности лечения (он обладает большей чувствительностью при выявлении рецидива рака молочной железы, чем РЭА).
Повышение концентрации антигена CA 15-3 может являться показателем прогрессирования заболевания, а снижение может быть связано с регрессией заболевания. Определение CA 15-3 не рекомендуется использовать как скрининговый метод.
Значения ниже предельного порогового значения не означают отсутствия рака молочной железы. При диагностике рака молочной железы и правильном ведении пациента должны также учитываться другие тесты и процедуры, принятые в клинической практике.

Опухолевый маркер, используемый в диагностике и контроле за лечением рака яичников (прежде всего серозного типа), как дополнительный онкомаркер при диагностике рака поджелудочной железы (в комбинации с исследованием CA 19-9).
Концентрация CA 125 повышается и при других доброкачественных или злокачественных заболеваниях яичников, таких как эндометриоз, рак легкого, а также при беременности.

Антиген CA 19-9 (муцин) является опухолевым маркером, синтезируемым в норме клетками поджелудочной железы, желчных протоков, эпителием желудка, ободочной кишки, эндометрия и слюнных желез. В крови здоровых людей или при доброкачественных заболеваниях обычно присутствует незначительное количество антигена CA 19-9.
Антиген CA 19-9 используется при:

  • Мониторинге течения заболевания при раке поджелудочной железы;
  • Контроле лечения при раке желчного пузыря и желчных путей;
  • Мониторинге течения заболевания при раке печени (как дополнительный маркер к исследованию АФП);
  • Мониторинге течения заболевания при раке прямой и сигмовидной кишки (в комбинации с РЭА).

© Р. Ш. Хасанов, И. А. Гилязутдинов, С. В. Панченко, И. Б. Чигирёва,
М. Г. Гордиев, К. Т. Шакиров, 2012
УДК 616.65-006.6

Р. Ш. Хасанов 1,2,4 , И. А. Гилязутдинов 2,4 , С. В. панченко 3 , И. Б. Чигирёва 3 , М. Г. Гордиев 2 ,
К. Т. Шакиров 2

1 Приволжский филиал РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, Казань, Россия
2 ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ», Казань, Россия
3 Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия
4 ГБОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия» Минздрава РФ, Казань, Россия

Реферат. Рак предстательной железы — одно из самых распространенных злокачественных новообразований у мужчин во всем мире. Статья представляет собой обзор современных методов скрининга рака предстательной железы. Это определение простатспецифического антигена (ПСА) в сыворотке крови, пальцевое ректальное исследование (ПРИ). Показана чувствительность и специфичность каждого метода.

Ключевые слова: рак предстательной железы, скрининг, простатспецифический антиген, пальцевое ректальное исследование.

Рак предстательной железы (РПЖ) является второй наиболее часто диагностируемой злокачественной опухолью и шестой по значимости причиной смерти от онкопатологии у мужчин в мире, что составило в 2008 г. 14% от всех новых случаев рака и 6% от всех случаев смерти от рака у мужчин [1]. Удельный вес РПЖ в структуре онкологической заболеваемости мужского населения России увеличился с 1,5% в 1998 г. до 5,17% в 2010 г. и занял 4-е место после злокачественных новообразований органов дыхания, желудка, кожи [2, 3]. РПЖ занимает 3-е место (6,2%) в структуре смертности мужского населения России после рака легкого и желудка [2].

В последнее десятилетие наметилась тенденция к увеличению частоты распространения рака предстательной железы у мужчин сравнительно молодого и работоспособного возраста [4, 5], что, в свою очередь, приводит к росту смертности в этой группе населения.

Учитывая вышесказанное, актуальность диагностики ранних локализованных форм РПЖ не вызывает сомнений. Часто выявляемые случаи бессимптомного течения РПЖ, особенно на ранних стадиях, требуют поиска скрининговых подходов к методам его раннего выявления.

Скрининг рака простаты имеет кардинальные отличия от скрининга злокачественных заболеваний других локализаций, так как в ходе его диагностируются и другие заболевания предстательной железы (доброкачественная гиперплазия предстательной железы, простатит), что позволяет проводить правильную и своевременную терапию.

Скрининг РПЖ проводят на основании определения уровня простатспецифического антигена (ПСА) в сыворотке и пальцевого ректального исследования (ПРИ).

Определение содержания ПСА

Диагностика РПЖ кардинально улучшилась с введением анализа сыворотки крови на уровень ПСА [6].

Основные формы ПСА в сыворотке крови, обнаруженные на основе иммунологического анализа, следующие:

• с вободные формы ПСА — 5—55% от общего ПСА;

• комплексные (связанные) формы:

— ПСА-а1-антихимотрипсин (ПСА-АХТ) — 60—95% от общего ПСА;

— ПСА-а1-макроглобулин (ПСА-МГ) — 1—2% от общего ПСА.

Уровень ПСА является непрерывным параметром, т. е. чем выше его значение, тем больше вероятность наличия РПЖ (таблица). Недавнее исследование по профилактике РПЖ, проведенное в США, подтвердило данные о том, что у многих мужчин РПЖ может присутствовать несмотря на низкий уровень ПСА в сыворотке крови [7].

До настоящего момента не получено данных, на основании которых можно было бы определить оптимальное пороговое значение ПСА для выявления непальпируемого, но клинически значимого РПЖ.

Широкое распространение исследования на ПСА привело к повышению количества выполняемых биопсий предстательной железы в США до миллиона в год. Однако уровень ПСА в сыворотке не является специфичным для рака простаты. Таким образом, из примерно 4 мужчин с повышенным уровнем ПСА, подвергающихся биопсии простаты, только у одного действительно будет выявлено заболевание. Более того, у некоторых мужчин при наличии злокачественного процесса в предстательной железе уровень ПСА остается в пределах нормальных цифр, и таким образом рак остается невыявленным. Было предложено использовать некоторые модификации значения ПСА в сыворотке, которые могут повысить специфичность этого показателя для ранней диагностики РПЖ, а именно: возрастные нормы, плотность ПСА, плотность ПСА переходной зоны, скорость ПСА, время удвоения ПСА и его молекулярные формы.

Читайте также:  Кетопрофен свечи отзывы

Развитие молекулярной диагностики предоставило перспективы для специфического тестирования рака простаты. Это генетическое исследование мочи на ПСА-3 — ген, кодирующий участок мРНК, расположенный в 9-й хромосоме, гиперэкспрессирован в клетках рака простаты по сравнению со всеми остальными клетками. Согласно международным исследованиям, при сравнении сывороточных уровней ПСА и уровня РСА3 в моче ПСА-3 оказался более специфичным для рака простаты.

Начальные исследования свидетельствуют, что этот новый маркер обладает гораздо большей специфичностью, чем тест на ПСА. В отличие от сывороточных маркеров, ПСА-3 (простатспецифическая некодирующая мРНК) измеряется в осадке мочи, полученной после массажа предстательной железы. Преимуществом ПСА-3 является его несколько более высокая чувствительность и специфичность по сравнению с ПСА. ПСА-3 отражает небольшие, но значимые увеличения показателя при положительном результате биопсии [8], однако не зависит от объема предстательной железы или наличия простатита [9]. Информация о том, связан ли уровень ПСА-3 с агрессивностью опухоли, противоречива. Хотя этот показатель потенциально имеет прогностическую ценность для выявления РПЖ у мужчин с повышенным уровнем ПСА, у которых первичная биопсия тем не менее показала отрицательный результат, метод определения ПСА-3 остается экспериментальным.

Среди новых биомаркеров РПЖ можно выделить следующие:

1. Простатический специфический мембранный антиген (PSMA) увеличивается при метастатическом раке, особенно при резистентности к гормонам. Считается, что PSMA в большей степени, чем ПСА, характеризует скрытое клиническое прогрессирование (Milowsky, 2004).

2. Хромогранин А — потенциальный опухолевый маркер, выделяется секреторными гранулами ней-роэндокринных клеток. Выделение этого маркера предсказывает плохой прогноз (Tricoli, 2004).

3. При раннем раке экспрессируется глютатион S-трансфераза Pl (GSTPl). Этот маркер может обнаруживаться в крови и моче и позволяет дифференцировать рак простаты от простатической интраэпите-лиальной неоплазии (PIN) (Nacayama, 2004).

4. Антиген простатических стволовых клеток (PSСA) выявляется при метастатическом РПЖ, инвазии семенных пузырьков и капсулы простаты, используется как мишень для моноклональных антител (Han, 2004).

В ближайшем будущем несколько молекулярных диагностических анализов, возможно, будут использоваться не только в лабораториях, но и в клинической практике, например, для обнаружения гибридных генов TMPRSS2-erg, специфических для РПЖ, в осадке мочи после массажа предстательной железы (Shappell S. B., 2008; Tomlinns S. A. et al., 2009). На данном этапе ни один из перечисленных биомаркеров не используется в клинической практике в качестве основания для назначения пациентам проведения биопсии предстательной железы с целью исключения РПЖ.

Пальцевое ректальное исследование (ПРИ)

В диагностике заболеваний предстательной железы особое внимание уделяется ПРИ. В ситуациях, когда уровень простатспецифического антигена остается в пределах нормы, этот метод позволяет выявить рак предстательной железы и предположить стадию заболевания [10]. Большинство новообразований предстательной железы локализуются в периферической зоне предстательной железы и могут быть выявлены при ПРИ, если их объем достигает 0,2 мл и более.

Пальцевое исследование прямой кишки — самый простой, дешевый и безопасный метод обследования в диагностике заболеваний предстательной железы, в том числе и рака. Более того, ПРИ остается обязательным методом не только для диагностики, но и для дифференциальной диагностики ряда заболеваний простаты, в том числе доброкачественной гиперплазии простаты, ее острых и хронических инфекционно-воспалительных заболеваний. В среднем только у одной трети пациентов с наличием пальпируемых участков, подозрительных на рак предстательной железы, впоследствии морфологически верифицируют злокачественную опухоль простаты [10].

К недостаткам метода относится и частая невозможность оценки стадии рака предстательной железы, поскольку небольшие опухоли, расположенные в передних отделах железы, как правило, не пальпируются. И не всегда размеры простаты, определяемые при пальцевом ректальном исследовании, соответствуют истинным размерам доброкачественной гиперплазии простаты [11].

Выявление подозрительных уплотнений с помощью ПРИ является абсолютным показанием для проведения биопсии предстательной железы. Примерно у 18% всех больных РПЖ выявляется только по подозрительным участкам при ПРИ независимо от уровня ПСА [12]. Выявление подозрительных участков при ПРИ у больных с уровнем ПСА<2 нг/мл имеет положительную прогностическую ценность в 5—30% [13]. Однако, по данным Б. П. Матвеева и соавт. (1999), используя только ПРИ, можно выявить РПЖ в 5,6% [5].

Скрининг рака предстательной железы является противоречивым вопросом современной медицины в общем и в урологической практике в частности [14]. Достоинства введения национальных программ скрининга рака простаты в Европе в настоящее время находятся в центре обсуждения. Пока подход к скринингу рака предстательной железы в разных западных странах отличается. В США отношение к скринингу рака предстательной железы наиболее благоприятное. Американское сообщество по изучению рака рекомендует выполнение скрининга рака предстательной железы для всех мужчин в возрасте старше 50 лет. Между тем все мужчины должны быть ориентированы в вопросах, связанных с возможными последствиями ранней диагностики и лечения рака предстательной железы, и поэтому принятие решения об участии в скрининге является совместным с врачом.

Неоспоримые доказательства того, что скрининг по уровню ПСА снижает смертность от РПЖ, до сих пор не представлены [15].

В 2009 г. были опубликованы долгожданные результаты 2 проспективных рандомизированных исследований. В ходе скринингового исследования рака предстательной железы, легкого, яичков и колоректального рака (Prostate, Lung, Colorectal and Ovarian — PLCO) 76 693 пациента в 10 исследовательских центрах США были рандомизированы в группу прохождения ежегодного ПСА-скрининга и ПРИ или в группу обычного лечения (контрольную). По результатам 7-летнего последующего наблюдения показатель заболеваемости РПЖ на 10 тыс. человеко-лет составил 116 (2820 случаев рака) в скрининговой группе и 95 (2322 случая рака) — в контрольной группе (соотношение рисков 1,22) [16]. Показатель смертности на 10 тыс. человеко-лет составил 2 (50 летальных исходов) в скрининговой группе и 1,7 (44 летальных исхода) — в контрольной группе (соотношение рисков 1,13). Данные после 10 лет наблюдения были обработаны на 67% и коррелировали с этими общими результатами. Исследовательская группа проекта PLCO пришла к выводу, что смертность от РПЖ очень низка и лишь незначительно различается между двумя группами.

Европейское рандомизированное исследование РПЖ (European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer — ERSPC) включало 162 243 мужчин из 7 стран в возрасте от 55 до 69 лет. Мужчин рандо-мизированно распределяли в группу для прохождения ПСА-скрининга (в среднем 1 раз в 4 года) или в контрольную группу, не подвергавшуюся скринингу. При 9-летней медиане наблюдения кумулятивная заболеваемость РПЖ составила 8,0% в экспериментальной группе и 4,8% — в контрольной группе [17]. Соотношение уровней смертности от РПЖ в экспериментальной группе по сравнению с контрольной составило 0,8. Разность абсолютных рисков составила 0,71 летальных исходов на 1 тыс. мужчин. Это означает, что для предотвращения 1 смерти от РПЖ необходимо провести скрининг 1410 пациентов и лечение 48 дополнительных случаев РПЖ. Исследователи ERSPC пришли к выводу, что ПСА-скрининг снизил уровень смертности на 20%, но был связан с высоким риском гипердиагностики.

Оба исследования привлекли большое внимание и вызвали дискуссии. В исследовании PLCO уровень доказательности в экспериментальной группе составил 85% для ПСА и 86% для ПРИ. Однако показатель заболеваемости РПЖ в экспериментальной группе достиг 40% за первый год и вырос до 52% на шестой год для ПСА, а в подгруппе ПРИ варьировал от 41 до 46%. Более того, достоверность результатов при проведении биопсии была лишь 40—52%, тогда как в исследовании ERSPC — 86%. Таким образом, исследование PLCO, вероятно, так и не сможет ответить на вопрос о том, влияет ли ПСА-скрининг на смертность от РПЖ.

В исследовании ERSPC эффективность применения скрининга можно будет по-настоящему оценить через 10—15 лет последующего наблюдения. Основываясь на результатах этих 2 крупных рандомизированых исследований, подавляющее большинство урологических сообществ пришли к заключению, что в настоящее время широкое использование массового ПСА-скрининга нецелесообразно. Вместо этого следует использовать раннюю диагностику (внеплановое обследование) в сочетании с информированием мужского населения.

Отсутствие в Российской Федерации государственной программы скрининга РПЖ ставит перед каждым регионом задачу самостоятельного решения данной проблемы. Опыт прошлых лет показывает, что мероприятия по ранней диагностике эффективны, если они проводятся в условиях диспансеризации. Комплексное обследование пациентов диспансерной группы с применением ПСА, ПРИ, ТРУЗИ и других методов дает основную надежду на раннее выявление РПЖ. Основой диспансеризации является формирование групп повышенного онкологического риска, активное обследование пациентов данных групп с целью раннего выявления РПЖ, что является непременным условием улучшения результатов лечения и снижения смертности от данной патологии.

1. Ahmedin, J. Global Cancer Statistics / J. Ahmedin, B. Freddie, M. C. Melissa [et al.] // Cancer J. Clin. — 2011. — Vol. 61. — P.69—90.

2. Аксель, Е. М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2008 г. / Е. М. Аксель // Вестник РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. — 2010. — Т. 21.

3. Злокачественные новообразования в России в 2010 году (заболеваемость и смертность) / под ред. В. И. Чиссова, B. В. Старинского, Г. В. Петровой. — М.: ФГУ «МНИОИ им. П. А. Герцена Росмедтехнологий». — 2011. — 256 с.

4. Асаад, О. Урологические осложнения рака предстательной железы / О. Асаад, В. В. Мешков // Международный медицинский журнал. — 2002. — № 4 — С.23.

5. Матвеев, Б. П. Эпидемиология рака предстательной железы / Б. П. Матвеев // Клиническая онкоурология: руководство для врачей. — М.: Медицина, 2003. — C. 435—440.

6. Stamey, T. A. Prostate-specific antigen as a serum marker for adenocarcinoma of the prostate / T. A. Stamey, N. Yang, A. R. Hay [et al.] // New Engl. J. Med. — 1987. — Vol. 317. — P.9—16.

8. Deras, I. L. PCA3: a molecular urine assay for predicting prostate biopsy outcome. / I. L.Deras, S. M. Aubin, A. Blase [et al.] // J. Urol. — 2008. — Vol. 79. — P.1587—1592.

9. Hessels, D. DD3 (PCA3)-based molecular urine analysis for the diagnosis of prostate cancer / D. Hessels, J. M. Klein Gunnewiek, I. van Oort [et al.] // Eur. Urol. — 2003. — Vol. 44. — P.8—15.

10. пушкарь, Д. Ю. Алгоритм ранней диагностики рака предстательной железы / Д. Ю. Пушкарь, А. В. Бормотин, А. В. Говоров // Российский медицинский журнал. — 2003. — Т. 11, № 8.

11. Лоран, О. Б. Простатспецифический антиген и морфологическая характеристика рака предстательной железы / О. Б. Лоран, Д. Ю. Пушкарь, Г. А. Франк. — М.: МЕДпресс-информ, 1999. — 144 с.

12. Richie, J. P. Effect of patient age on early detection of prostate cancer with serum prostate-specific antigen and digital rectal examination / J. P. Richie, W. J. Catalona, F. R. Ahmann [et al.] // Urology. — 1993. — Vol. 42. — P.365—374.

13. Carvalhal, G. F. Digital rectal examination for detecting prostate cancer at prostate-specific antigen levels of 4 ng/ ml or less / G. F. Carvalhal, D. S. Smith, D. E. Mager [et al.] // J. Urol. — 1999. — Vol. 61. — P.835—839.

14. Stamey, T. A. The prostate specific antigen era in the United States is over for prostate cancer: what happened in the last 20 years? / T. A. Stamey, M. Caldwell, J. E. McNeal [et al.] // J. Urol. — 2004. — Vol. 172. — P.1297—1301.

15. Ilic, D. Screening for prostate cancer: a Cochrane systematic review. / D. Ilic, D. O’Connor, S. Green [et al.] // Cancer Cuses Control. — 2007. — Vol. 18(3) — P.279—285.

16. Andriole, G. L. Mortality results from a randomized prostate-cancer screening trial. / G. L. Andriole, E. D. Crawford, R. L. Grubb 3rd // N. Engl. J. Med. — 2009. — Vol. 360. — P.1310—1319.

17. Schroder, F. H. Screening and prostate-cancer mortality in a randomized European study / F. H. Schroder, J. Hugosson // N. Engl. J. Med. — 2009. — Vol. 360. — P.1320— 1328.

18. Borgermann, C. Problems, objective, and substance of early detection of prostate cancer / C. Borgermann, H. Loertzer, P. Hammerer // Urology. — 2010. — Vol. 49. — P.181—189.